НСАУ

Дом архитектора

 

     Дом архитектора помещается в здании бывшего купеческого особняка, построенного в 1911-1912 гг. в одном из лучших районов города на улице, называвшейся прежде Садово-Куликовской, а в 1930-х годах переименованной в ул. Дарвина. Династия купцов Рыжовых на протяжении века занимала весомое место в жизни Харькова. В книге Д.И.Багалея и Д.П.Миллера «История города Харькова за 250 лет его существования» имена Рыжовых упоминаются 54 раза.
      Проектирование и наблюдение за строительством поручили опытному архитектору В. В. Величко, который проживал на той же улице в собственном доме и был связан с Рыжовыми по линии строительства здания Петербургского международного банка. Постройка особняка была завершена в 1912 году и, как рассказывали старожилы, новоселие было отмечено пышным балом по случаю дня рождения супруги П.П.Рыжова, Валерии Александровны Рыжовой, на имя которой он и записал в качестве именинного подарка дом.

 

 

История:

Застройка зоны, в которой расположен Дом, зародилась в конце 18 века. Неподалеку находилась усадьба художника Куликовского, фамилия которого нашла отражение в наименовании возникших позднее улиц: Куликовской (ныне ул. Мельникова) и Садово-Куликовской (ул. Дарвина). В 1782-1789 гг. невдалеке от усадьбы Куликовского была построена деревянная церковь во имя Рождества Богородицы, а в 1809 году возле нее разместилось небольшое кладбище, которое закрыли в 1828 году. К храму и кладбищу от центра города вела дорога, являвшаяся продолжением бывшей Немецкой улицы, которую в 1899 году переименовали в Пушкинскую. В 1809-1810 гг. пришедшую в ветхость деревянную церковь заменили каменной, построенной по проекту университетского архитектора профессора Е.А. Васильева. А в 1930-х годах этот храм вместе с сохранившимся возле него старинным кладбищем снесли, проложили новую улицу Красина и построили на ней жилые дома, в том числе большой дом с магазинами, обращенный к ул. Пушкинской № 54.

Над Журавлевскими склонами в первой половине 19 века находилась усадьба дворянина Зарудного. В большом саду возвышался двухэтажный барский дом в стиле «ампир», господствовавший в широкой панораме, раскрывавшейся с восточной стороны города. Во второй половине 19 века эта усадьба вместе с домом поступила в распоряжение Харьковского Благотворительного Общества. На ее северо-западной стороне Общество разместило Александровский приют, в одном из корпусов которого ныне помещается медицинское училище № 1 (ул. Революции, № 3).

В первой трети 19 века земли, расположенные между бывшим Немецкой и Белгородской (ныне ул. Шевченко) улицами, распланировали. Образовались улицы Садовая (ул. Чубаря), Черноглазовская (ул. Маршала Бажанова), Куликовская (ул. Мельникова), Садово-Куликовская (ул. Дарвина), Каплуновская (ул. Краснознаменная) и другие. Садово-Куликовская, как и теперь, начиналась от Немецкой улицы, но первоначально сворачивала на юг по направлению нынешней улицы Революции. В конце 19 века южный отрезок преобразовали в самостоятельную улицу, получившую наименование Губернаторской, в связи с тем, что на ней разместили дом и канцелярию губернатора. После 1917 года ее переименовали в улицу Революции.

Застройка всего района активизировалась во второй половине 19 века в связи с начатым в 1870-х годах строительством Харьковского Технологического института (ныне ХПИ), открытие которого состоялось в 1885 году. Перспективный район привлек к себе многочисленных застройщиков, в том числе представителей интеллигенции, купцов и предпринимателей, возводивших собственные особняки, дома особнякового типа и доходные дома.

Садово-Куликовскую улицу, после отторжения от нее южного отрезка, продлили в восточном направлении до бровки склона, где она оканчивалась тупиком. Выход из него в южном направлении проложили только во второй половине ХХ века. Параллельно новой части Садово-Куликовской улицы в конце 19 века проложили вдоль ограды Технологического института Белгородский спуск, связанный с Садово-Куликовской улицей коротким переулком, недавно названным переулком Н.Н. Синельникова. Улицу Красина, как уже упоминалось, проложили только в 1930-х годах, а до того участки, расположенные на северной стороне Садово-Куликовской улицы между Пушкинской и пер. Синельникова, тыльной стороной граничили со старым кладбищем.

По градостроительному замыслу ул. Красина должна была дублировать улицу Дарвина и вместе с ней служить транспортной перемычкой между северо-восточной частью города и нагорным районом. Однако на практике это не произошло, так как на улице Красина разместили престижный жилой дом для партийной элиты и ограничили по ней проезд, а узкая улица Дарвина оказалась крайне перегруженной транспортом. Ныне, когда привилегии умерили и ограничение проезда по улице Красина отменили, представляется уместным организовать по улицам Дарвина и Красина одностороннее движение и, тем самым, хотя бы частично улучшить положение улицы Дарвина.

Застройка, окружающая Дом архитектора.

Формирование застройки бывшей Садово-Куликовской протекало неравномерно на протяжении столетия. Постепенное уплотнение застройки сопровождалось изменениями нумерации домов, которая далее указана современная.

В числе первых жителей улицы был известный украинский поэт, ректор Харьковского университета с 1841 года, П.П.Гулак-Артемовский. Он жил и умер в доме, находившемся на месте, где теперь возвышается здание Студенческой поликлиники (№10). Здесь, после Гулак-Артемовского, стоял дом купца Енуровского, гостем которого был Ф.И. Шаляпин, выступающий в Харькове с гастролями. Здание поликлиники построено в 1970-х годах по проекту повторного применения, разработанному для Москвы архитектором Р.Рабиновичем, инженером Лавровским при участии архитектора В.Плишко и консультации врача И.Артеменко. Привязка проекта для Харькова выполнена в институте «Харьковпроект». По соседству со зданием поликлиники сохранилось здание № 8, построенное в 1880 году для коллежского секретаря Н.Ф. Темпинского по проекту архитектора Ф.А. Ниценко. Теперь в нем помещается одно из отделений больницы № 20.

Участок на углу Пушкинской и южной стороны бывшей Садово-Куликовской от 90-х годов Х1Х в. принадлежал французу-виноторговцу Лемеру. Сохранился со стороны Пушкинской улицы в глубине участка его двухэтажный дом, в котором теперь помещается Книгторг. По периметру участок Лемера был обстроен служебными и складскими строениями, угловая часть которых в дальнейшем была обращена в автогараж Облисполкома. Ныне на этом месте стоит новое пятиэтажное здание Областной налоговой инспекции.

На участке № 4 в 1910-х годах был выстроен весьма импозантный доходный жилой дом с четырьмя квартирами повышенной комфортности. Принадлежал он богатому купцу Е.Д.Молдавскому, а строился под наблюдением архитектора И.И. Тене, поселившегося в том же доме. Проект дома выполнял он сам, либо совместно с архитектором А.И. Ржепишевским, главным помощником которого он в то время являлся. Ржепишевский же выполнил в 1912 году для Молдавского проект доходного дома на этой же улице № 15. В 1917 году дом № 4 у Молдавского откупил врач Гехтман, а после революции его национализировали и разместили в нем Управление Уполномоченного наркомата Иностранных дел при Совнаркомате УССР. В 1934 году, после перевода столицы из Харькова в Киев, дом № 4 приспособили под Дом Врача и, как рассказывали, врач Гехтман получил возможность посещать ранее принадлежавшее ему здание. После Великой Отечественной войны в доме размещались Киевский райком КПУ, затем Горком ЛКСМУ, а ныне коммерческие организации.

Между домами №№ 4 и 8 вклинился безликий по архитектуре четырехэтажный дом, построенный в 1930-х годах для старых большевиков.

Застройка вдоль южной стороны улицы на отрезке между улицей Революции и тупиком относится к концу 1920-х началу 30-х годов. Здесь выросли ординарные по архитектуре жилые дома Комхоза №№ 12-16 (арх. Б.П. Грицевский и др.), здание Института Металлов, построенное в 1934 году, предположительно по проекту арх. А.И. Носсалевича и В.Я. Кабанова, а также корпус завода контрольно-измерительных приборов «КИП» или «Теплоавтомат».

В целом на южной стороне улицы Дарвина образовалась довольно разношерстная случайная застройка, в которой по архитектурно-художественным качествам выделяются здание № 4 и вырывающееся по масштабу здание № 10.

Значительно интереснее сложилась застройка северной стороны улицы. В последнем десятилетии 19 начале 20 века Городская управа с немалой выгодой для города распродала под застройку земли, выкроенные на местах, принадлежавших ранее Инженерному управлению Киевского военного округа (участки от № 3 до № 15) и Благотворительному обществу (№ 21 до № 41). На небольших по площади участках постепенно вырастали дома, образовав живописный фронт застройки.

Первые дома построили в 1887 году М.И. Зубовская (ныне дом № 25 по проекту архитектора А.А. Томсона) и профессор Коваленко (дом № 27). Внешний вид этих домов отражает романтичные искания, характерные для этого периода. Пять особняков построены равновременно по проектам академика архитектуры А.Н. Бекетова. В 1896 году возведен особняк «в мавританском вкусе» (выражение А.Н. Бекетова) для ботаника Д.А. Алчевского — № 13. В 1903 году в связи с финансовыми бедами, постигшими Алчевских, дом был продан владельцем Обществу трудящихся женщин, которые открыли в нем детский сад, а в 1911-1912 годах пристроили с северной стороны новую часть корпуса и открыли гимназию. Вход в нее по проекту архитектора М.Ф. Пискунова предусмотрен со стороны бывшего Каплуновского переулка (ул. Красина). В 1924 году гимназию преобразовали в среднюю школу № 1.

В 1901 году был построен особняк № 23 купца П.В. Маркова, а в 1903 году особняки № 21 врача Ф.В. Писнячевского и № 17 — Котова, который был в последующем искажен надстройкой, произведенной без участия А.Н. Бекетова. Наконец, в 1912 году, А.Н. Бекетов построил для себя и своего друга-художника проф. М.Р. Пестрикова дом № 37. В этом доме и ныне проживают наследники Бекетова, а в квартире Пестрикова с 1929 до 1941 года жил художник П.С. Самокиш. Особняки, построенные А.Н. Бекетовым в формах неоренессанса и классицизма, отличаются присущим его произведениям прекрасными пропорциями и красивыми разнообразными сочными деталями.

В 1901 году построил для себя дом № 31 архитектор Университета В.В. Величко. Дом сооружен в романо-готическом духе, отвечавшем ранее построенным зданиям № 25 и № 27.

В 1911 году на участке № 11 был построен особняк в стиле модерн, принадлежавший директору завода сельскохозяйственных машин товарищества «Гельферих-Саде», Ч.Г. Блекки, который являлся одновременно вице-консулом Великобритании. Строил особняк некий техник В.Г. Гауш, который в 1913 году построил для Блекки еще один дом на ул. Ольминского № 22. Являлся ли Гауш автором проектов этих домов — неизвестно.

В том же 1911 году на участке № 9 был построен по проекту В.В. Величко особняк Рыжовых, ставший впоследствии Домом Архитектора, о котором подробно будет написано далее.

В 1913 году были сооружены по проектам архитектора А.И. Ржепишевского, выполненные в характерных для него вариациях стиля модерн, многоквартирный жилой дом № 15, принадлежавший Е.Д. Молдавскому, и дом особнякового типа № 29 известного театрального деятеля и режиссера Н.Н. Синельникова, проживавшего в квартире, занимавшей бельэтаж, а остальные сдавались внаем для компенсации затрат.

В числе других домов, построенных на северной стороне улицы до 917 года, наиболее интересен особняк № 33 в стиле модерн, автором проекта которого предположительно являлся архитектор М.Е. Компаниец.

После революции строительство на северной стороне улицы велось менее интенсивно. На углу Пушкинской улицы, на месте, где ранее находился дом купцов Пономаревых, был построен Комхозом в середин 1920-х годов трехэтажный жилой дом № 1, на фасадах которого прослеживались попытки применения форм украинского барокко. Однако при надстройке этого дома в начале 1930-х годов до 5-ти этажей, их следы исчезли.

В 1930-х годах со стороны улицы Красина был сооружен по проекту архитектора Н.Н. Штанделя большой жилой дом в формах конструктивизма. Дворовые фасады этого дома просматриваются сквозь зелень в разрыве между домами № 5/7 и № 9. Тогда же был надстроен особняк № 33, а на углу переулка Синельникова соорудили на месте одноэтажных особняков кооперативный жилой дом № 19 «Стройпроектировщик».

В 1950-х годах вырос большой жилой дом № 3/5 с детским садом на первом этаже, построенный по проекту архитектора В.Г. Висневского в духе постклассицизма этого периода, для сотрудников ЮжГипрошахта. Между этим домом и Домом архитектора разместилась игровая детская площадка.

Сложившийся весьма своеобразный пестрый вид застройки улицы Дарвина в разные периоды оценивался неоднозначно. Суждения колебались от полного неприятия до нескрываемого восхищения. Так, в 1960-70-х годах известный историк архитектуры Харькова кандидат архитектуры В.А. Бондаренко писал: ярким примером беспринципности в вопросах архитектуры и объемно-пространственной композиции служит вливающаяся в Пушкинскую улица Дарвина в ее восточной части. В общем застройка улицы оставляет впечатление пестроты и безвкусицы.» (В.А. Бондаренко. Каменная летопись. Изд.2.Х.Прапор.1978. стр.59)

А доктор искусствоведения профессор архитектуры А.А. Тиц и архитектор доцент П.Е. Шпара перечисляя наиболее привлекательные объекты Харькова пишут: «Очень своеобразный уголоу старого Харькова сохранился на улице Дарвина, бывшей Садово-Куликовской … Сегодняшний Харьков читается как картина в старинной раме застройки прошлого.» (А.А. Тиц, П.Е. Шпара. Харьков. К.Будівельник. 1983. стр. 47)

Застройка ул. Дарвина действительно весьма неоднородна. В ней отражены черты быстро менявшихся на протяжении столетия архитектурных мод. Сохранившиеся на северной стороне улицы старые здания, несмотря на вторжение в их ряд чужеродных включений, придают ей неповторимый индивидуальный облик. Здания не похожи друг на друга, каждое имеет свой особый вид, и вместе с тем возникает ощущение некой общности. Объясняется это, во-первых, единством назначения домов, во-вторых, близостью их архитектурного масштаба.

Для особняков характерна асимметрия композиции, отражающая функционную организацию внутренней планировки здания. Вход в дом обычно смещен к одной из сторон фасада, а центральное место на нем занимают оконные проемы или эркер, выделяющие главное помещение дома — зал. Высота домов — преимущественно два этажа. Одноэтажные здания подтягиваются в высоту с помощью высокого цоколя или полуподвала и парапета. Фасады трех-четырехэтажных домов зрительно понижаются путем придания верхнему этажу вида мансарды или расчленения его крупными пластичными элементами. Общий силуэт застройки и ее пластику обогащают ризалиты, порталы входов, эркеры, декоративные башенки и прочие элементы, которые, на относительно небольших зданиях, выглядят особенно значительно.

Особняк Рыжовых.

Династия купцов Рыжовых на протяжении века занимала весомое место в жизни города Харькова. В кнге Д.И. Багалея и Д.П. Миллер «История города Харькова за 250 лет его существования» имена Рыжовых упоминаются 54 раза.

Выходцы из Калуги, братья Рыжовы в 1818-1820 гг. владели в Харькове медеправильной и жерстомойной фабриками. В дальнейшем у них были разные заводы. склады, магазины и дома. Рыжовы активно участвовали в работе городского самоуправления. Их избирили гласными Городской Думы, в середине 19 века один из Рыжовых был городским головой. Участвовали Рыжовы в церковных делах и занимались благотворительностью.

В начале 20 века В.И. Рыжов был вице-директором Харьковского отделения Петербургского международного банка. При нем архитектор В.В. Величко построил для этого банка здание на бывшей Николаевской площади, в котором теперь помещается Сберегаиельный банк (пл. Конституции, 22). В.И. Рыжов был также совладельцем магазинов торгового товарищества Пономарев и Рыжов.

Видное положение в городе занимал потомственный почетный гражданин, гласный Городской Думы, купец второй гильдии Павел Павлович Рыжов. Он владел колокольно-литейным заводом в поселке Рыжов, фабрикой красок в Песочине, был совладельцем нескольких магазинов скобяных, шорных, электротехнических товаров. Проживал П.П. Рыжов до 1918 года на Пушкинской улице в доме № 44 некой Сухиной. Этот дом находился рядом с угловым домом Садово-Куликовской улицы № 1, владелицей которого была одна из представительниц семьи Пономаревых — компаньонов Рыжовых. Свой дом у П.П. Рыжова имелся также в поселке Рыжове, а его дача, руины которой объявлены памятником архитектуры, — в Песочине. В 1911 году сын Павла Павловича — Петро Павлович, приобрел участок на Садово-Куликовской улице, имевший первоначально № 3, затем № 5, № 7 и, наконец, № 9, на котором и началось строительство особняка, являющегося теперь Домом Архитектора.

Проектирование и наблюдение за строительством поручили опытному архитектору В.В. Величко, который, как уже упоминалось, проживал на той же улице в собственном доме и был связан с Рыжовыми по линии строительства здания Петербургского международного банка. Постройка особняка была завершена в 1912 году и, как рассказывали старожилы, новоселие было отмечено пышным балом по случаю дня рождения супруги П.П. Рыжова, Валерии Александровны Рыжовой, на имя которой он и замисал в качестве именного подарка дом.

Что и как происходило в доме до революции 1917 года, до которой, как говорят, супруга П.П. Рыжова не дожила, — сведений нет. Сам Петр Павлович после революции с горизонта исчез — то ли погиб, то ли уехал за рубеж, но его дети и внуки, будто бы, проживали в Харькове, по крайней мере до недавнего времени. Выяснить достоверно это не удалось. ныне о Рыжовых напоминают сохранившиеся наименование железнодорожной платформы «Рыжов» на линии Люботинского направления.

Участок Дома Рыжовых имел близкую к прямоугольнику трапециевидную форму с размерами 36 метров в ширину и 100 метров в глубину. Узкой стороной он обращен к Садово-Куликовской улице. Дом немного отодвинут от красной линии вглубь участка и перед фасадом образовался засаженный цветами палисадник, огражденный узорчатой металлической оградой. В плане дому придана «Г»-образная форма. Выходящая к улице передняя часть дома одноэтажная, приподнятая над землей. К участку обращена двухэтажная с подвалом часть дома. За домом находился небольшой, но хорошо спланированный и ухоженный сад с декоративным бассейном и беседкой-ротондой в его конце. Вдоль восточной стены дома находится проезд к размещавшися в дальнем углу хозяйственным строениям: двухэтажному домику дворника с примыкающей к нему служебной пристройкой и отдельно стоявший сарай. Ныне от сада и хозяйственных построек, в связи со строительство нового корпуса Архпроекта, уцелела только находящаяся в аварийном состоянии беседка-ротонда.

Фасады одноэтажной части дома решены в стиле неоренессанса с великолепно прорисованными членениями и деталями ионического ордера. Вход в дом размещен в сильно выступающем к улице с правой стороны фасада ризалите. Двери обрамлены двухколонным порталом с фронтоном. Венчает ризалит высокий парапет, украшенный барельефом, исполненным в эллинистическом духе, изображающий женщин с венками, которые они возлагают на жертвенник. С левой стороны фасада слегка выступает, уравновешивая правый, другой ризалит, обрамленный по бокам парными пилястрами, между которыми находится балкон, огражденный балясником. Под балконом устроен пристенный фонтан с фигурой льва, из пасти которого струилась вода. Средняя часть фасада, заключенная между ризалитами, представляет собой подобие лоджии, огражденной колоннадой из пяти колонн, но не сообщающейся с расположенными за ней помещением. Кроме композиционных функций лоджия служит защитой от проникновения в это помещение лучей южого солнца через большие арочные оконные проемы. Ордерными членениями с пилястрами и арочными окнами между ними обработаны и остальные фасады одноэтажной части дома. Скрытые от взгляда с улицы фасады двухэтажной части здания решены утилитарно в кирпиче без лепных украшений. Отделаны фасады одноэтажной части лепкой и высококачественной штукатуркой, с покраской в светлые тона, оттенки которой в разные периоды колебались от белого до кремового и кофейного. Дворовые фасады окрашивали в общий тон с уличными.

Планировка особняка была решена с учетом бытового уклада зажиточной семьи. Она отличалась четким зонированием помещений по функциональным признакам: парадных, деловых, жилых, подсобных и вспомогательных. Помещения компактно размещены и удобно связаны между собой. Главные помещения находятся в одноэтажной части дома. Их высота в свету 4,5 метра. Высота помещений в двухэтажной части около 3,5 метров. Вспомогательные помещения расположены в подвале дома.

На входе в дом находится просторный светлый вестибюль, разделенный по длине на три отсека парами колонн ионического ордера. Вход в первый отсек вестибюля устроен через тамбур из резного дуба с остекленными дверями, снабженный массивными бронзовыми ручками. Пол первого отсека приподнят по отношению к уровню тротуара на три наружных ступени. В восточной стене первого отсека находилась небольшая дверь для выхода во двор, а напротив нее находилось зеркало, по бокам которого располагались вешалки с крючками для верхней одежды. В следующие отсеки вестибюля из первого ведет средний марш широкой мраморной лестницы с 9-ю ступенями, огражденной нарядными узорчатыми металлическими перилами с дубовым поручнем, который был обтянут плюшем. Два узких боковых марша лестницы опускаются в полуподвальное помещение, где располагалась гардеробная.

В среднем отсеке вестибюля с левой стороны по ходу расположена дверь в парадный зал для танцев, называемый Белым залом. ПО бокам этой двери на стене помещены два высоких зеркала. В третьем отсеке против входной двери находится дверь в кабинет, а в левой стене небольшая дверь во внутренний распределительный холл. В правой стене большие арочные окна, ориентированные на восток и обращенные к проезду во двор.

Стены и колонны вестибюля были отделаны искусственным мрамором теплых тонов и лепкой. Дверные проемы зала и кабинета обрамлены красивыми порталами, потолок с лепной отделкой. На потолке отсеков находились бронзовые люстры. Одна из них сохранилась.

Главным и самым большим помещением дома являлись Белый зал с примыкающим к нему в торце против входной двери будуаром-гостиной, отделенной широким проемом в стене, перемычку которой поддерживает две колонны ионического ордера. Стены зала отделаны светлым искусственным мрамором и лепкой. На стене против окон находятся два огромных зеркала, зрительно увеличивающие пространство помещения (площадь зала 125 кв.м). Изящная лепка фриза и потолка, нарядная люстра и настенные бра придают залу праздничный вид.

Отделка будуара-гостиной придан более интимный характер, архитектурные членения выполнены в том же ионическом ордере, но мельче по масштабу. С южной стороны находится выход на обращенный к улице балкон, отделенный подобием лоджии с помощью двух колонн на пьедесталах и арочкой между ними. Стену против выхода на балкон украшает подобие большого габелена, исполненного масляной краской в технике «сухой кисти» в духе французского искусства 17 века, изобращающего идилическую сцену пикника на фоне пейзажа. Площадь гостиной 34 кв.м.

Дверь в центре стены Белого зала ведет в «Зеленый зал», служивший столовой (площадь 79 кв.м). По контрасту с Белым залом и гостиной, он решен в модернизированных формах, напоминающих средневековые фахверковые строения: деревянного каркаса с каменным заполнением, воспроизведенными с помощью лепных подобий стоек, балок и т.п. окрашенных под дуб и стен, облицованных искусственным «малахитом». Все это украшено изящными бронзированными мелкими деталями, в плафоны между балками побелены. В стене, разделяющей Зеленый и Белый залы устроен камин, отделанный натуральным камнем и майоликой, вблизи него, вмонтированный в нишу, резной буфет из черного дуба. Над камином помещается иммитация гобелена с изображением группы всадников, готовящимся к выезду на псовую охоту. По словам старожилов на первом этаже представлен владелец дома П.П. Рыжов. На противолежащей и торцевой стенах расположены большие арочные проемы, окон, обращенных в распологавшийся за домом сад и в одном из них помещается дверь на террасу, окаймленую балясником. В северо-восточном углу находятся двери в комнату, предназначавшуюся, предположительно, для настольных игр, в которой, на протяжении многих лет, находилась бильярдная, а также дверь в распределительных холл. Отделана бильярдная с налетом барокко.

В группе деловых помещений дома, расположенных на продольной оси вестибюля, находились кабинет и библиотека. Отделка кабинета носила характер, близкий к стилю модерн. Нижняя часть стен обшита деревянными панелями, полсе стен было оклеено обоями с фризом, потолок украшен лепкой. Особенностью кабинета являлось наличие в нем алькова, отделявшегося шторой. Небольшой шлюз, из которого устроен вход в уборную, связывает кабинет с коридором жилой части дома, а дверь в перегородке — с библиотекой. Библиотека отделана в строгих формах: нижняя часть стен обшита деревянными, стены были оклеены обоями, потолок кессонированный с лепными розетками в кессонах.  В нишах стен устроены высокие шкафы с дубовыми филенчатыми дверцами для книг. Освещаются  кабинет, альков и библиотека прямоугольными окнами в восточной стене дома, выходящей в проезд ко двору.

В центре дома находится небольшой распределительный холл, освещенный фонарем верхнего света, устроенным на крыше. В не три двери: из вестибюля, Зеленого зала и ведущие в коридор жилой части дома. В одном из углов холла находился ручной подъемник, связанный с вторым этажом и подвалом. Этот подъемник предназначался для подачи пищи и удаления грязной посуды в кухню, располагавшуюся на втором этаже, чтобы исключить проникновение чада и запахов на первый этаж. Рядом с подъемником в стенной нише располагается большой дубовый шка-буфет.

Застроенный с двух сторон коридор освещается окном в торце, обращенном к саду. С восточной стороны в него выходят двери из шлюза в алькове кабинета и удобрной, затем дверь из библиотеки, дверцы двух встроенных шкафов и в конце расположена открытая лестница, ведущая на второй этаж. Под маршами лестницы устроены двери в маленькую комнатку служебного назначения и в кладовую, которая размещалась в кирпичной пристройке к торцевой стене здания. Во внутренней поперечной стене находится дверь в служебную лестничную клетку, связывающую оба этажа и подвал дома, снабженную отдельным выходом во двор. В западной стене коридора находились двери ванной комнаты и двух жилых комнат, одна из которых служила спальней, другая, предположительно, детской. Между спальней и ванной имелась дверь в перегородке. Отделаны жилые комнаты скромной лепкой.

Менее достоверны сведения о первоначальной планировке помещений второго этажа, подвергавшейся со временем значительным переделкам. У открытой лестницы на втором этаже образовался холл, из которого устроена дверь в маленькую комнатку над маршем, а с западной стороны — двери в две комнаты жилого назначения. Коридор вел в помещения кухонной части. Освещался коридор балконной дверью в торцевой стене. С западной стороны проходит второй коридор с односторонним размещением трех комнат, в которых, вероятно, проживали слуги.

В подвале помещались котельная, помещение истопника и кладовые. Дом был обеспечен центральным отоплением, водопроводом, электроосвещением и телефоном, но канализация первоначально еще отсутствовала, так как городская система была введена в строй только в 1914-1915 гг.